Tags: бредовое

Стихо о финтифлюшках.

Пощипали галке перья -
"На глаза честному люду
Покажусь не вдруг теперь я,
В тёмной чаще галкать буду".
Что у нас? Вокруг просторно -
Так и надо глупой галке...
Только счастье иллюзорно
Без наивной перепалки.
Восемь маленьких горошин
Посажу от злого сглаза,
Будет новый год хорошим
И без царского указа.

Лубочное стихо в стиле Босха.

Рай - это свет над небесной поляною...
Плыло над городом облако пьяное -
Только для города бОльшим изъяном
Были - не жизнь в этом облаке пьяном
И не нужда, убелённая снегом -
Утлый каяк, наречённый ковчегом,
Тот, что покинут, чьё море - бурьян...
Зло - не лудильщик, что весел и пьян,
И не торговка лежалой морковью...
Был тот каяк, навощённый с любовью,
Шансом из тысяч: плыви, не плыви -
Поздно, повысохло море любви.
Всё, что когда-то назначено чудом -
Сплыло, допустим, к далёким Бермудам,
Да, как на грех, по причине прорех
Выпал в осадок заливистый смех,
Скука расставила сети и ждёт,
Зря - говорят, занедужил народ.
Как не сочувствовать бедным калекам:
Тяжкая доля - прожить человеком...

Стихо на молоке.

Кумовство - что горе от ума:
"Сам не гам", когда блажит кума.
Пусть и верно, что она пуста,
Да тонкИ змеиные уста -
Сладкий сахар с ядом пополам,
Да трезвон сродни колоколам...
Кумушек забуду я легко,
Да горчит на святках молоко.

Мир как пародия.

Сволочливая новь, расступившись,
Наладит ярмо,
Оцифруя реальность,
Ослепшие вытянет руки...
Заиграет гармошка -
И сердце отпрыгнет само,
И зальётся слезами,
Как будто
Для долгой разлуки.
В суете перекрёстков,
В шнуровках дырявых дорог
Соловеют счастливые,
Вычернив чёрные ночи...
Мир упал на колени,
Но выстоял... если бы мог,
И бесславно Петрарка
Над Вечной Любовью
Хохочет...

Что в имени тебе моём? О виртуализированном сознании.

Вам знакомо такое явление - поле родного компьютера, испещрённое лоскутными делянками электронных папок, куда вы любовно втиснули драгоценные крупицы знания или важной личной информации? Какие-то папки издавна восседают на своём месте - они непоколебимы, словно важные матроны: "мы, де, давно тута, место наше насиженное, стало быть, знатное - без нужды нас ручками не замайте, не замайте... Вона в общей куче есть место - там и ищите сотоварищей, а мы - тут, все из себя невозможные..."

Как правило, в старых папках хранится то, что вы некогда любовно, без спешки, на заре освоения ворда разложили по полочкам - любо-дорого глядеть, всё по темам, файлик к файлику - да и помнится, скорее всего, эта информация лучше - словом, раскрывая эти папки, вы запросто можете почувствовать себя мудрым архивариусом, знающим едва ли не наизусть каждую буковку своей коллекции шуршащих сокровищ.

Иное дело - новьё. Да, у меня где-то есть папка и с таким названием. Но чем далее двигался процесс развития вашей компетентности, отражающийся в электронном поле, словно в реальном зеркале - тем более хаотичным и непредсказуемым становился принцип систематизации.
Бьюсь об заклад - недорого, разумеется - что вслед за удобной расфасовкой вечного знания по темам вы ударились во все тяжкие. Быть может, это была попытка подчинить растущий, как на дрожжах, объём читаемого (и нечитаемого - вах-вах! как-нибудь при случае обязательно прочту!) - строгому временному принципу, быть может, прибегли к изощрённым названиям вроде моих - "первичная папка", "всё с нового компа", "2016 сентябрь РАБОЧЕЕ", "Всё с раб компа на май 2017" - далее везде. Признаюсь, на середине пути я не стала изобретать велосипед - и чохом отправила всё, что касается теории и практики работы - в раздел "Документы".

К моему удовольствию, в раздел "Изображения" упала всякая лабуда типа "Цветуёчки и прочее", "ЖИВОПИСЬ ИСКУССТВО", "КАЛУГА дом родной", а ещё всякие вязалки, кукляши, орнаменты, платочечки, резьба домовая и т.д. и т.п. Лабуда, естественно, радующая глаз и что-то особое значащая для души. Там же притулился раздел "электрика", что заводила для сына, и "ОРУЖИЕ протазаны и алебарды" - совершенно для созерцательных целей и, само собой, к разговорам о старине и бывальщине, которые я пытаюсь вести иногда со своим старшим внуком.
Самым животрепещущим разделом оказались "ВЯЗАЛКИ" - после первой систематизации на спицы, крючок (вязалочки квадратов, снежинки, шальки, кайму и прочие прелестные названия) они почти мгновенно потребовали создать ту самую папку "НОВЬЁ", о которой я говорила спервоначалу. Не тут-то было - вскорости пришлось изощриться и завести "плюс ещё к новью", потом ничего не оставалось, как снова прибегнуть к годовой маркировке - и вся тематическая раскладка полетела в тар-тарары.

Калужская тема, наряду со стандартным "коммунальное" быстро приросла как "историей микрорайона", так и горделивым "Люди ПРАВОБЕРЕЖЬЯ", которые, в свою очередь, расплодились на темы, названия которых я здесь озвучить не могу, хотя там всё в пределах цензуры.

Легко догадаться, что хаос в разделе профессиональных тем нарастал. Одна нечитанная, но с толком выбранная подборка важного и дельного - догоняла другую.

Признаюсь - всё происходило ровно по такому же сценарию, как я обхожусь в реальной жизни с купленными тканями и мотками ниток - я выбираю их по созвучию с эмоциональным откликом, мгновенно помечтав о будущем шедевре, который я сваяю из этого цветного великолепия - может быть, ну, или - когда-нибудь.

Не буду врать - иногда что-то выходит, но околошедевральное - редко.
Вот так и со знанием.
Сгрёб бы его в охапку, приложил к сердцу или ко лбу - и оно воссияло бы в тебе...
Ан - нет, не выходит эдак-то.

Да и об человеке так помечтать хотелось - чтоб просветление, искреннеее видение - ещё при жизни настигало каждого.
Не выходит.

А потому - мозаичность, фрагментарность, исторические конфабуляции и амнестические эпизоды на любой период, на любой интервал исторического, живого и реального, времени.
Как вам в эпоху смешения стилей, которые посягают на то, чтобы творить в наших головах свою реальность? Либерастический импрессионизм, общественно-политический дадаизм и прочие метаморфозы?


Мир с очевидностью готовят к бытию по упрощённой схеме.

Стихо безо всяких шуток.

Вульгарно расплодился харассмент,
Повздыбились гордыни и напряги,
Кураж рулит, и ловится момент,
Когда предать и пригвоздить к бумаге.
Булавочной головкой приколов,
Забыл ты - я не бабочка, а птица...
Прощай, мой никудышный птицелов,
Держи перо - на бедность пригодится.

Матрёшка.

"Счастье не бывает понарошку,
Мыслимое думать не моги..."
Ты меня, как глупую матрёшку -
Жадно, про запас прибереги.
Раз - и засияла новым ликом,
Два - я всё моложе и белей,
Пусть её засохнет повилика,
И сухотка злая, иже с ней.
Нету со словами нынче сладу,
Разморило вольное житьё...
Только собирать меня не надо
В тело горемычное моё.

Стихо о закрытой двери.

Зачем приходил
и стучался в замёрзшие двери -
Я нехотя верю тебе,
а в душе - никому,
Всё так узнаваемо:
в призрачной, плохонькой вере -
Ноль шансов из ста,
что в моём заночуешь дому.
Осталось проститься,
разгладить ладони на случай,
Что тайные тропы
изведал бродяга пустой...
Не майся, хороший,
и жарко бумагу не мучай -
И в снах не надейся
прибиться ко мне на постой.

Стихо из другой оперы (*!*)

Если чьи-то печали
Сведут Вас тихонько с ума,
Если чья-то надежда, на зависть,
Вам - словно зима,
Распакую суму,
Как бы ни было жаль расставаться -
Дам полушку на счастье,
Что сходно с безумьем весьма.
Может, щедро потратить
На злую приправу и чай,
Может, выпить чернил -
От тоски или так, невзначай?
Это Ваша забота -
Что дом, что лихая охота...
Мне, мешающей звёзды -
Не надобен Ваш молочай.
Я уздечку накину
Лишь словом, легонько стяну -
Попридержим злословья
Калёную, злую струну:
Мне гордыня под стать,
Да душа не велит расставаться,
Ну, а Вашу-то душу
За миг в небеса умыкну.
Разве чай Ваш невкусен?
То ревность, огня горячей -
Бесполезна она,
Незнакома ей щедрость лучей,
Ледяною купелью
Её нипочём не остудишь,
В самый раз - поводок ей,
А вовсе не связка ключей.
Вот Вам тонкий аркан,
Свитый в петлю из простеньких слов -
Разглагольствуйте, сударь,
Чья речь - не для средних умов,
А когда надоест -
Пригубите славянских наречий:
Может стать - и пойму,
Кто из нас к диалогу готов...

Стихо собрату.

Как век, глупы
Мои посланья веку,
Сияет день,
Смеющийся в окно,
Где улицу,
Как древнюю калеку -
Сколь ни служила -
Бросят всё равно.
Опять гламур
Возводят на руинах,
Трясут народ,
Как знатных богачей,
Что прочь бегут -
На их весёлых спинах
Трусится мак
Столичных калачей.
Что унесут -
В Москве утопят спьяну,
Возьмут для куражу
На острова...
Бегите же!
От вашего дурману
На всю Расею
Барствует Москва,
Стыда неймёт
И правды не обрящет -
Как чужды
Басмачи да стукачи...
Ты в зеркало, собрат,
Гляди почаще
И впредь
Не налегай на калачи.